Советы специалистов

Нейропсихолог Дмитрий Ермолаев — доступно о сенсорной интеграции. 

Начнем говорить о сенсорной интеграции.

Джейн Айрис начинала работать с детьми без моторных ограничений (то есть, дети, у которых сохранен весь объем движений, без ДЦП и т.д.) и без первичных сенсорных ограничений (видят, слышат и т.д.), — то есть, в принципе, если надо, дети могли совершить любое действие. Однакоэти дети вели себя таким образом, будто они не могли адекватно отвечать на то, что они увидели, услышали и почувствовали. Если их вывели из положения равновесия:например, одну ногу поставили на одну ступеньку, другую ногу — на другую ступеньку (то есть, для того, чтобы выровняться, нужно сделать движение) эти дети терялись и не знали, что им нужно сделать. Или другой пример: их щипают, но они не могут убрать руку — будут кричать, плакать, но никак не среагируют. Получается, что ребенок все видит, все чувствуют, но в реальной жизни он не может адекватным образом среагировать, будет закрывать руками уши, чтобы не слышать неприятный звук, или может не выносить какое-либо прикосновение, например, начинает снимать с себя всю одежду, в ответ на то, что на него попала капелька воды.

К Джейн Айрас пришли такие дети, и она начала с ними работать.

И мы, в свою очередь, постарались включить сенсорно-интегративный подход в свою работу.

Теперь о синдроме Вильямса. Одна из самых популярных психологических тем — это оценка интеллекта. Для этого используется тест Векслера, он хорошо отработан — любая научная работа опирается, прежде всего, на результаты этого теста. Он состоит из нескольких частей:

-вербальных заданий (используется речь для выполнения заданий, составить рассказ, описать что-либо и т.д.),
-невербальные задания (часть заданий делается без использования речи — сложить фигуру, нарисовать, дорисовать и т.д.).

На основе этого теста и оценивается коэффициент интеллекта (IQ). Он распадается на две части: вербальную и невербальную. Есть общий IQ, но обычно стараются разделить этот коэффициент.

Что касается детей с СВ, прежде всего это то, что подавляющее большинство детей лучше справляются с вербальными заданиями. Построить пирамидку, какой-нибудь домик, все, что касается пространственных и геометрических вещей, оказывается, сделать намного сложнее, чем достроить предложение, составить рассказ и т.д. У детей с CD может быть речевая задержка, но потом ребенок выходит на обычные рельсы в плане речевого развития.

Второй важный момент: чем выше обычный уровень интеллекта, тем больше разница между вербальным и невербальным IQ. Это означает, что вся компенсация идет за счет речевого развития. Если говорить просто: ребенок становится умнее, но за счет того, что у него все больше и больше развивается одна, речевая часть, а все пространственные представления не развиваются. Соответственно, очень много наблюдений касаются того, что такие дети плохо осваивают рисунок, предметные действия, ребенок моторно не ловкий, плохо идет математика, то есть все, что требует перестановок либо в голове, либо с реальными предметами.

Таким образом, слабость детей с Синдромом Вильямса — это невербальные образы: все пространственные представления компенсируются за счет речевого развития. Это первый важный момент.

Второй момент, у такого ребенка есть слуховая сенсорная защита и гравитационная неуверенность. Это значит, что у ребенка повышенная чувствительность к звукам и плохое равновесие (сложность представляют неровные поверхности, лесенки и т.д.)

Эти моменты важны для построения всей коррекционной работы.

В сенсорной интеграции есть, например, такая идея провзаимосвязь гиперчувствительности к звукам и трудности с жеванием: у ребенка с повышенной чувствительностью не просто есть пик повышенной чувствительности в одном месте, а все остальное хорошо. Есть так называемый профиль чувствительности, и он показывает, что в одном месте есть пик, но есть и места с пониженной чувствительностью или игнорированием по другим сенсорным ощущениям.

Чаще всего у ребенка понижена чувствительность к мышечно-суставным ощущениям; то есть, ребенок плохо дозирует силу, все движения делаются с одинаковой силой и возникает эффект порывистости, агрессивности в движениях. Когда разгибаешь ребенку руки, ноги в суставах, он не понимает, как отвечать на это раздражение, то есть, там, где обычный человек вырвал бы руку в ответ на боль выгибания в суставе, ребенок с Синдромом Вильямса будет проявлять необычное терпение, так как не будет понимать, что ему необходимо сделать.

Характерный момент: ребенок с трудностью использования мышечно-суставных ощущений испытывает трудности разгибания спины, то есть, такой ребенок плохо держит позу. Если ребенок с ДЦП может выгибаться, то среди детей, у которых слабость переработки мышечно-суставных ощущений, наблюдается гипотония, заваливание вперед, трудность держания позы. Оказывается очень трудно лежа на животе приподнять локти и коленки — все разгибания оказываются очень сложны. На что это влияет? Ребенок плохо держит позу, как мы уже сказали, буквально растекается, не может просто сидеть.

Все мы с вами сидим в стульях, креслах, мы удерживаем какую-либо позу, и, казалось бы, должно идти много информации от спины, от ягодиц, от рук, когда мы опираемся о поверхность, шевелим руками и ногами. Все это должно рождать неимоверный поток информации, номы этого особенно не замечаем: сидим, слушаем и смотрим. То есть, возникает вопрос — куда вся эта информация уходит?

Ученые говорят, что весь этот поток информации влияет на другие сенсорные ощущения, вступает с ними в конкуренцию. Простой пример: я укололся иголкой, мне больно, я сильно зажал палец в этом месте и болевое ощущение немного ушло. Таким образом, ощущение от давления частично заместило ощущение боли. Таким образом, весь этот поток информации от собственного тела приглушает все остальные ощущения – это называют модуляцией. Получается, что какие-то ощущения остаются оголенными, потому что иных ощущений мало. Для ребенка слуховые ощущения оказываются очень сильными, потому что их не оттормаживают ощущения от собственного тела. Одних ощущений мало, и они не тормозят другие. Возникает эффект разрыва бомбы в голове. То, что для другого человека переносимо, для человека с такими нарушениями оказывается слишком сильно. Можно сказать, что — поскольку они недополучают ощущений от тела — обычные слуховые ощущения оказываются ничем не прикрытыми — и воспринимаются как очень сильные. В норме все телесные ощущения — это как биологическая данность, которая есть. А когда их нет, ребенок как будто распахнут для остальных ощущений. Этокак смотреть на солнце без солнечных очков.

Почему это имеет большое практическое значение? Если дела обстоят таким образом, если есть повышенная чувствительность к звукам, мы должны все усилия сосредоточить на том, чтобы развивать ощущения от собственного тела. Если мы их разовьем, то они смогут приглушать ощущения, в которых проявляется повышенная чувствительность. То есть, в сенсорной интеграции преобладают программы, направленные на физическое развитие.

Следующий момент. Так как у ребенка плохо с мышечно-суставными ощущениями (он не может  автомате понимать,как сейчас двигается его рука или нога; вся эта информация не так быстро доходит до мозга), то выстраивать свои движения быстро и гладко у мозга не очень получается — именно потому, что не хватает информации о том, что сейчас происходит с телом. Соответственно, ребенок хуже осваивает пространство, не лазает, не карабкается, не прыгает, или делает это гораздо позже и хуже, чем обычные дети (так как не очень хорошо чувствует свое тело и, как следствие, плохо осваивает физическое пространство). И,как следствие, начинают страдать все пространственныепредставления: отсрочен или не появляется рисунок, трудно объяснить, где и что находится, местоположение вещи(ручка под книгой на столе). Соответственно, возникают проблемы и с математикой, которая основана на пространственных отношениях. По мнению некоторых авторов, это один из базовых дефектов, который объясняет всю интеллектуальную слабость у людей с синдромом Вильямса.

При сенсорно-интегративном подходе ученые стоят на позиции, что мы как-то должны сдвинуть ситуацию с мертвой точки и заниматься слабым звеном, а не только усиливать то, что и так хорошо.

***Еще несколько слов о жевании: если ребенок плохо чувствует мышечно-суставные напряжения, кусочковаятвердая пища, которую надо разгрызть, вызывает трудности. Это происходит по той же самой причине:информации о том, что происходит во рту, недостаточно, а следовательно, с жеванием возникают проблемы. Любые действия, которые требуют мышечно-суставных ощущений, оказываются сложными и дискомфортными для такогоребенка.

То же самое можно сказать о вестибулярном аппарате. Ребенок может спокойно крутиться на каруселях, но, оказавшись на лестнице, он теряется и не знает, как себя вести. Получается, что вестибулярных ощущений как будто бы нет: с одной стороны, на каруселях и в машине не укачивает, а с другой стороны, на лестнице ребенок испытывает трудности.

Решение этой проблемы лежит в плоскости общего телесного развития, то есть, надо заниматься не тем, чтобы учить жевать, а учиться чувствовать свое тело, мышцы, суставы. Как это можно делать?

Давайте для начала суммируем сказанное: в первой части нашей беседы мы выяснили, каков механизм сенсорных защит, как он видится с точки зрения сенсорной интеграции (это не просто повышенная чувствительность, а недостаток другого ощущения). Недостаток ощущения собственного тела, что проявляется не только в сенсорной защите, но и ухудшает развитие всех пространственных представлений. Нам необходимо каким-то образом это развивать. Как с этим работать?

Мне бы хотелось показать вам ряд простых упражнений, которые могут помочь ребенку. Этим можно заниматься в любом возрасте, не только с маленьким ребенком:

-Всевозможные отталкивания.

Ребенок лежит на спине. Набрасываем на него мячик или мат в области рук и надавливаем на него, ребенок тогда начинает отталкиваться руками. А мы поддавливаем руками, стараясь не давать ему отползать. Нам надо получить направленное движение,мы именно отталкиваем мяч, а не просто уползаем от него.

То же самое с ногами, приживаем ноги к груди и давим на стопы, вызывая отталкивания. Если ребенок большой, можно просто грудью навалиться на ноги.

Внимание: нужно создавать достаточно сильное ощущение, так как помните, что эти ощущения доходят не в полном объеме. Имейте в виду, что, когда вы давите на ноги, вы хотите, чтобы информация о том, что есть такое давление, дошла до мозга. То есть, когда ребенок начинает разгибать ногу, вы не сопротивляетесь ему, можно как раз сбавить силу, цель не в тренировке мышцы, а в том, чтобы получить дифференцированное движение. Как только ребенок начинает отталкивать вас, сразу же сбавляем давление;как только ребенок потерял движение, начал извиваться, опять прилагаем силу.

*Вопрос из зала: надо ли проговаривать?

Ответ: Проговаривать, это крайнее средство. Нам желательно, чтобы это совершалось без оречевления, пусть мозг больше работает на автомате, на более рефлекторном уровне. Это просто игра веселая.

-Разгибания.

Далее мы делаем разгибания в локтевых, лучезапястных суставах и в фалангах пальцев, на ногах – голеностопы и в коленках. Правильнее идти от концевых отделов к корпусу. Нам надо добиться отклика конкретной мышцы на переразгибание.Обращаем внимание на то, чтобы ребенок выполнял более дифференцированное движение, то есть,добиваемся, чтобы работал тот сустав, на который мы оказываем давление, а не просто ребенок извивался всем телом. То есть, добиваемся, чтобы ребенок ответил на конкретное ощущение, а не дал общее моторное возбуждение. Может помочь, если дать ребенку образец, какое движение нужно.

 

Берем гимнастический мяч (он очень вам нужен).

*Вопрос из зала: у нас ребенок 6 лет, до одурения прыгает на мяче, говорят, что это вредно?

Ответ: Про то, что вредно, я не слышал такого, но пользы от этого нет никакой, раз это хорошо освоенное движение, оно его дальше никуда не продвигает.

 

Вернемся к мячу: мяч с рогами — это бестолковая и ненужная вещь, просто игрушка. Я говорю о простом гимнастическом мяче. Размер мяча должен быть таков, чтобы ребенок слегка касался пола, сидя на мяче (для взрослого ребенка это 60-70 см.).

 

Кладем ребенка животом на мяч и выкатываем его слева направо. Качнули в одну сторону — до того момента, чтобы ребенок уже почти сваливался. Идальше ждем, когда он буквой «С» согнется на мяче, чтобы удержаться. То есть, не просто так качаем, а добиваемся, чтобы ребенок выстроил какое-то движение, чтобы удержаться. Выводим из положения равновесия и даем ему возможность подстроиться под это. Просто кантовать ребенка на мяче – бесполезно! Надо дать ему возможность подстроиться под движение! Суть в том, чтобы он пытался удержаться, а не в катании!

 

Самое простое – лежа на животе. Но можно и сидя на мяче — держа за ноги; либо держим только мяч, а сами сидим перед мячом. И тоже начинаем слева направо качать мячик. В идеале, мячик качнули, а ребенок все время подстраивается под наклоны мяча и не теряет вертикального положения. Для очень способного ребенка можно положить что-нибудь на голову, чтобы удерживал вертикально. Качаем мяч чуть-чуть, без особой силы.

 

*Вопрос из зала: Что делать, если ребенку совсем страшно, и он отказывается залезать на мяч?

Ответ: Посадите ребенка на табурет (без спинки) и заставляйте его дотягиваться до всяких предметов, которые ему интересны: музыкальные игрушки, машинки и т.д. Итак, ребенок сидит на табурете, ноги — на полу, вокруг него игрушки лежат на полу, и он должен собирать игрушки с пола, заставляя себя, таким образом, возвращаться в равновесное положение.

 

*Вопрос из зала: Ребенку делали операцию на открытом сердце, у ребенка одно плечо выше другого, осанка плохая, спина стала колесом. Что делать с осанкой?

Ответ: Корсет не надо. Надо укреплять мышцы. Упражнения такие: дотягивания, строим пирамидки, что-то собираем, достаем сверху, тянемся наверх, снимал что-то со спины в положении лежа на животе (машинки, что-то теплое, холодное).

 

*Вопрос из зала: А наш ребенок вообще такое движение не может делать. Как быть?

Ответ: Надо стимулировать, продавливать, рельсы-рельсы и т.д., До тех пор, пока не начнет убирать спину и как-то реагировать на давление. Надо актуализовать свое тело.

 

Вернемся к разгибаниям: ребенок лежит на животе, на мяче, голова немного свешена к полу, рядом стоит стул с игрушками и заставляем ребенка брать игрушки со стула. Причем, когда он берет, то должен приподняться и разогнуться в спине.

То, что я рассказал, это очень простые вещи, но ими надо заниматься по 10-15 минут — три раза в неделю.Понемножку, но часто — это лучше, чем раз в неделю по часу.

Еще одно упражнение с мячом – более сложное — для ребят, которые плохо чувствуют свое тело. У них часто бывает гиперподвижность в тазовом поясе, они такие все «вихляющие» —  как на шарнирах. Обычно, когда мы что-то делаем, у нас таз остается стабильным. В английском языке зона таза так и называется «ядро тела». Благодаря этой стабильной зоне, глазам легче фокусироваться на том, что делают руки. При подвижности же всего тела начинает страдать зрительно-моторная координация. Ребенок весь течет, не может сосредоточить глаза на движении рук. Очень важно получить некоторую стабильность в зоне таза. Поэтому расскажу вам несколько упражнений. Это следующий этап, более продвинутый. Ребенок сидит на мячике, ноги начинают приподниматься, под пятки подкладываем, например, книжки (что-то жесткое, не подушку). Задача — сместить вес на таз, чтобы опора была не на ногах, а на попе. Дальше начинаем давать ему задания для рук: что-то ловить, брать. Таким образом, таз решает свою задачу – удержания равновесия, а руки, выполняя какую-то задачу, расслабляют тело. Можно из этого положения играть в съедобное — несъедобное, сбивать кегли, и т.д.

 

Еще упражнение – возить что-то на спине. Например,на спине поднос, на подносе кубики, ребенок идет на четвереньках.

Это базовые двигательные занятия, которые направлены на освоение своего тела, их можно делать часто. Если их часто и в ощутимом объеме включать в жизнь ребенка, то они очень хорошо влияют на слуховую защиту. Постепенно уходит слуховая гиперчувствительность, эти же упражнения помогают решить проблемы с жеванием.

С точки зрения формирования всех пространственных представлений, это гораздо более долгий процесс. Тут уже нужны и нейропсихологические занятия, не только телесные упражнения. В области письма и математики невозможно быстро продвинуться, если не заниматься рисованием, конструированием и т.д. Но эти простые упражнения, направленные на освоения своего тела, являются хорошим толчком, который позволяет сдвинуть ситуацию и с пространственными представлениями.

*Вопрос из зала: Расскажите про рисование.

Ответ: Занимаясь рисованием, мы, по сути, работаем на математику. Когда мы рисуем, важно осваивать стратегию сканирования листа сверху вниз и слева направо. Первое, чем мы начинаем заниматься с ребенком, особенно с маленьким, — мы начинаем последовательно закрашивать лист бумаги. Берем кисточку, краски и проводим линии слева направо, до конца, не оставляя непокрашенныхучастков, далее берем другой цвет и получаем такой полосатый лист бумаги. Можно закрашивать зеркало, некоторым детям это очень нравится.

*В зале возникает спонтанная дискуссия про правые и левые полушария. Одна мама рассказывает, что ребенок шести лет, когда складывает слово из кубиков, если берет кубик левой рукой, не может поставить его справа, а ставит слева.

Ответ: У этого ребенка проблема с тем, чтобы пересечь срединную линию тела. Такое явление говорит о том, что левое и правое полушария плохо взаимодействуют друг с другом. Почему это происходит? Когда я переношу руку через срединную линию тела, получается, что я работаю, например, правой рукой в левом поле зрения и наоборот. За левое и правое поля зрения отвечают разные полушария, чтобы я мог эффективно работать, оба полушария должны работать вместе. Ребенок старается уйти из ситуации, когда требуется межполушарное взаимодействие и работаетправой рукой в правой зоне и левой – в левой.

Очень часто можно видеть, как ребенок начинает что-то рисовать и, когда доходит до середины рисунка, начинает ложиться, заваливаться, чтобы совместить глаз и руку. Для такого ребенка крайне важны упражнения на равновесие: ходим по паребрику, ходим по линии, балансируем на мяче и т.д. Все эти упражнения требуют согласованной работы левой и правой частей тела. Надо больше ползать.

Что еще можно и надо делать? Такой ребенок очень часто сидит в симметричной позе, таким образом, левая и правая рука находятся в одинаково выгодном положении, если надо что-то делать слева, он будет использовать левую руку, если справа – правую. Ребенок со слабостью межполушарного взаимодействия стремится избегать ассиметричных поз.

Надо стараться при любой игре, когда ребенок сидит и играет с предметами, лишать его привычной симметрии. Можно садиться рядом и тихонечко на него наваливаться, чтобы он начал опираться на одну руку, как-то вывести его из симметричной позы. При работе за столом, сильно разносим материал по краям стола, не все перед носом, а чтобы было подальше, в разных частях. Можно подключить игрушку, заблокировав ему одну руку: «Давай будем строить пирамидку вместе с мишкой, на вот держи своего мишку». Или «вот тебе мешок, держи, сейчас соберем пирамидку и посмотрим, что там». Таким образом, одна рука не работает, и мы провоцируем ребенка совершать движение, пересекающее серединную линию тела. Как правило, ребенок начинает вывертываться всем телом, вместо того, чтобы просто работать рукой, чтобы совместить руку и глаз. Но, все-таки, это дает продвижение в сторону улучшения межполушарных взаимодействий.

Иногда я ставлю пустой стул рядом с ребенком и наваливаюсь на ребенка, чтобы он опирался на стул левой рукой и правой начал оперировать со всеми предметами на столе. Никогда ребенку не дается инструкция делать все правой рукой, это плохо работает. Лучше всего осваивать ассиметричные позы.

И еще. Самое важное для развития межполушарного взаимодействия — это двуручные и двуножные действия: балансы, ползания, ассиметричные позы с перекрестом, вырезание картинок, сбор мусора (веник и совок), открывание банки. Есть три уровня двуручной деятельности:

-симметричные однонаправленные (руки действуют в одном направлении, например, отталкиваю что-то).
-симметричные разнонаправленные (когда две руки в одинаковом положении, но двигаются в разные стороны: рву лист бумаги, открываю банку).
-ассиметричные действия (одна рука действуют не так как другая, но помогает ей, например, собираю мусор в совок, леплю что-то).

Вернемся к рисованию. Работаем последовательно со всем пространством листа бумаги, сначала слева направо, потом начинаем осваивать верх — низ. Например, у нас есть уже готовые вырезанные облачка и рыбки, и мы приклеиваем, где облака, где рыбки. Можно взять вертикально ориентированную картинку (елка) и разрезать ее на две-три части, чтобы собрать. Рисовать лучше так, чтобы ребенок и лист находились в одинаковом положении: если ребенок сидит, то на мольберте, если лежит на полу, лист тоже лежит. Поэтому начинают рисовать на вертикале!

Что касается Вильямсов, им проще рисовать людей, лица, чем все остальное. Это происходит из-за их повышенной социальности.

*Вопрос из зала: Можно узнать название книги по сенсорной интеграции?

Ответ: Джейн Айрс. «Ребенок и сенсорная интеграция».

 

 Советы ортопеда

Лечение и профилактика ортопедических нарушений.

Профилактика и, в некоторой степени, лечение ортопедических нарушений у детей с синдромом Вильямса сводятся к уменьшению избыточной подвижности суставов, как крупных, так и мелких, за счет усиления тонуса мышц, что укрепляет мышечную поддержку гипермобильных суставов. С этой целью на первом году жизни при отсутствии противопоказаний проводятся курсы лечебного массажа, обычно не менее четырех. Физические упражнения рекомендуются всем детям с раннего возраста, при этом следует избегать тяжелых физических нагрузок.

Большое внимание у детей раннего возраста следует уделять обуви, особенно первой обуви в жизни малыша. Первые шаги ребенок должен делать обутым. Ходить босиком по ровной поверхности (полу) не рекомендуется, так как это способствует уплощению стопы и развитию плоскостопия. Обувь должна быть высокой, хорошо фиксирующей голеностопный сустав, с супинатором, и главное – подходящей по размеру. Обувь на вырост носить нельзя, поскольку супинатор должен точно соответствовать своду стопы. Рекомендуется покупать новую обувь. Правильно выбранная обувь поможет ребенку лучше ориентировать себя в пространстве и будет способствовать развитию крупной моторики.

Для улучшения общего тонуса мышц весьма эффективны занятия в бассейне, поскольку при плавании в работу вовлекаются почти все группы мышц, при этом нагрузка на позвоночник минимальна. В целом физическая активность и лечебная физкультура являются ключом к профилактике большинства ортопедических нарушений при синдроме Вильямса.

Советы психолога

Конечно, особенности заболевания ребенка накладывают отпечаток на каждую конкретную семью, но существует насколько общих рекомендаций, подходящих практически к любому случаю.

1) Конструктивный настрой. Если в семье царит уныние, то рано или поздно психика здоровых членов семьи не выдерживает и с ними происходят самые различные негативные вещи (отстранение от проблемы, алкоголь, наркотики, утрата доверительных отношений). Примите ситуацию как данность, смиритесь с нею, не думайте о том, как и почему это случилось, а лучше размышляйте о том, как с этим жить дальше. Помните, что все ваши страхи и переживания ребенок чувствует на интуитивном уровне.

2) Не замыкайтесь в четырех стенах. Ищите товарищей по несчастью в Интернете, в больницах и санаториях — в общем, везде, где бывают дети с похожим заболеванием. Иногда такие товарищи становятся друзьями на всю жизнь, а для ребенка это очень и очень важно.

3) Подключайте родственников. Не поддавайтесь искушению воплотить самый простой вариант дальнейшей жизни семьи: папа зарабатывает деньги, мама ухаживает за ребенком. Взяв все обязанности по уходу на себя, вы окажете всем сомнительную услугу: папа может почувствовать себя лишним, ненужным, исключительно автоматом для зарабатывания денег. А мама в полной изоляции от общества очень быстро станет испытывать сильнейший психологический дискомфорт — вплоть до разнообразных психических расстройств. Ищите возможность бывать в обществе отдельно от ребенка, оставляя его на попечение нянь, бабушек или других родственников. Используйте возможность работы на неполный день. Посещайте театры и кинотеатры, ходите в гости и в кафе, занимайтесь спортом в то время, пока уход осуществляют помощники.

4) Особое внимание следует уделить другим детям. Настрой «мы многое не можем себе позволить, у нас ребенок-инвалид» может поселить в душе остальных детей мысль «лучше б его не было». Старайтесь привлекать детей к уходу, устраивайте совместные мероприятия и развлечения, не замыкаясь исключительно на больном ребенке.

5) Помните о том, что будущее вашего ребенка зависит от того, насколько он социализирован. Помогайте ему стать более самостоятельным, старайтесь наладить его общение с другими детьми и людьми. Делайте все возможное, чтобы он привык находиться среди людей и при этом не концентрировался на себе, умел и любил общаться, мог попросить о помощи. Помогите ему найти и развить все свои способности, улучшайте навыки самообслуживания.

6) Подумайте, нет ли возможности снять некоторые ограничения, которые накладывает болезнь. При улучшении состояния ребенка уменьшайте количество запретов и увеличивайте нагрузки. Очень важно поручать ребенку хотя бы маленькие обязанности по дому, соответствующие его возможностям. Учите ребенка ухаживать за другими членами семьи, за домашними животными и рстениями, прививайте ему сострадание, заботливость и умение делиться.

7) И самое главное, и зачастую самое трудное. Старайтесь чувствовать себя спокойно и уверенно с ребенком-инвалидом на людях. Привыкайте великодушно прощать окружающим некоторую бестактность — очень часто бывает, что внимание к вам продиктовано сочувствием, а не праздным любопытством. Доброжелательно реагируйте на проявления интереса со стороны посторонних, не отталкивайте их от себя жалобами, раздражением, проявлением озлобления. Спокойно ответив на возможные вопросы, постарайтесь перевести разговор на нейтральные темы. Если ребенок переймет от вас подобный стиль общения с окружающими, его шансы найти себе друзей резко возрастут. Постарайтесь научить ребенка быть самим собой — и дома, и на людях. Чем раньше он начнет общаться с другими детьми, тем больше шансов, что он сможет вести себя как «обыкновенный». Поэтому если есть выбор, в какую школу отдавать ребенка, — специализированную или общую, — то попытайтесь определить его в обычную школу.

Часто даже сами мамы «особых» деток задаются вопросом: для чего мой ребенок появился на свет? Ответ иногда приходит сам, иногда его подсказывают более опытные «особые» мамы. Такие дети рождаются для любви. Они родились для того, чтобы вызывать в окружающих всё самое доброе, самое светлое, на что только способен человек: сочувствие, самопожертвование, заботу, желание помочь и защитить, терпимость, толерантность, осознание хрупкости человеческой жизни. Они сами дарят любовь так, как умеют, отдают близким все, на что способны. Они не дают миру зачерстветь до конца, они учат сопереживать и помогать.

Помогать не задумываясь и совершенно бескорыстно, не ожидая чего-то взамен. Они дают нам возможность оставаться людьми и не забывать о том, как все непрочно в этом мире. Они живут для того, чтобы жить. Чтобы любить и быть любимыми. Умножение любви, проявление в человеке лучшего и худшего, способности любить бескорыстно, безвозвратно, с полной самоотдачей, проявление в человеке божественного начала — это не так уж мало.

 

Советы стоматолога

У детей с Синдромом Вильямса наблюдаются маленькие тонкие резцы, коренные зубы имеют форму бутона. Нередко наблюдается отсутствие одного и более премоляров. Происходит поздняя смена молочных зубов на постоянные. Отмечается высокая скорость распада тканей молочных зубов, это связано со слабостью зубной эмали. Частые рвоты в раннем возрасте становятся причиной эрозии зубов.  При недостаточной гигиене полости возникают проблемы воспаления десен. Часто у таких детей наблюдается неправильное формирование прикуса, что может стать причиной нарушения нормальной функции дыхания, глотания, мимики и речи.

При лечении зубов у пациентов, имеющих Синдром Вильямса, следует учитывать некоторые особенности, которые связаны с повышенной тревожностью, гиперактивным поведением, уровнем интеллектуальной неполноценности и гиперакузией.

Лечить детские зубы должен именно детский стоматолог. Для лечения детских зубов применяются специальные инструменты, материалы и лекарственные препараты, которые не используются для лечения постоянных зубов. Обезболивание проводится с помощью специальных аппликационных анастезий и лидокаиновых спреев, которые действуют быстро и эффективно, не причиняя ребенку дополнительных неудобств. Когда лечение зубов у ребенка требует большого объема стоматологических работ, применяют общую анастезию (наркоз). Для этой процедуры стоматологическая клиника должна иметь соответствующую лицензию на лечение молочных и постоянных зубов у детей под наркозом. Все препараты для наркоза оказывают влияние на дыхание, кровообращение, поэтому наркоз относится к медицинским воздействиям, представляющим повышенный риск для пациентов. Пациенты с Синдромом Вильямса испытывают большие трудности во время анастезии в поддержании адекватного артериального давления, что может привести к возникновению кардиогенного шока и даже внезапной смерти.

Во многих стоматологических клиниках дети во время лечения могут смотреть мультфильмы, что отвлекает их от неприятной процедуры. Чтобы помочь справиться с проблемой шума сверла можно использовать затычки для ушей или включить спокойную музыку.

Одной из основных проблем у детей с Синдромом Вильямса является кариес, и лечить его нужно незамедлительно. В настоящее время существует такой метод лечения детских зубов как серебрение, который может применяться для лечения и профилактики кариеса на стадии пятна. Метод серебрения не считается очень популярным из-за того, что детские зубы могут потемнеть после этой процедуры. Сейчас существуют хорошие препараты и пломбировочные материалы, которые позволяют вылечить любой кариес быстро, эффективно и безболезненно.

Детские зубы более хрупкие, чем у взрослого человека, и следить за ними надо более тщательно. Особенно это касается детей, имеющих Синдром Вильямса. Уход за зубами должен начаться сразу, когда появились первые зубки. Сначала можно чистить зубы небольшим кусочком марли, смоченным в кипяченой воде. Затем можно приобрести специальную щетку, которую взрослый может надеть на палец и таким образом чистить

зубы малышу. Чистить зубы нужно не реже двух раз в день. Использовать нужно только детскую зубную пасту, не содержащую абразивных компонентов. На зубную щетку необходимо выдавливать небольшое количество зубной пасты, потому что большую ее часть маленькие дети проглатывают. Выбирая детскую зубную пасту, обратите внимание, что они разделяются на зубные пасты для детей до шести лет, и для детей от шести лет. Очень важно выбирать пасту, соответствующую возрасту ребенка, так как состав будет различным.

Одним из факторов, негативно влияющих на зубы, являются рафинированные углеводы – это кариесогенные продукты, поэтому необходимо ограничить их потребление, в целях предупреждения кариеса зубов. По рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения детям дошкольного возраста в сутки требуется не более 20 грамм сахара (в 1 чайной ложке содержится в среднем 10 грамм сахара). Сахар провоцирует размножение бактерий в ротовой полости, а они свою очередь вырабатывают кислоту плохо влияющую на зубы.

Если у ребенка сформировался неправильный прикус, то врач ортодонт порекомендует каким образом устранить эту проблему. В некоторых случаях достаточно будет пройти курс специальной гимнастики и массажа. Если для исправления прикуса необходима установка брекетов, то устанавливаются они на гораздо короткий срок, чем у взрослых.

Патологический прикус может сформироваться уже в самом младшем возрасте, особенно у детей, находящихся на искусственном вскармливании. Поэтому родителям следует рекомендовать давать детям короткую упругую соску по форме, подобной соску матери. Такие соски требуют усилий, связанных с перемещением нижней челюсти вперед – для всасывания молока, и назад – для проглатывания. Подобные движения необходимы для усиленного роста нижней челюсти и правильной ее установки, относительно верхней челюсти. Во время кормления ребенка надо брать на руки и следить за тем, чтобы бутылка не давила на нижнюю челюсть, которая при этом может смещаться назад, что создает условия для развития неправильного прикуса. Если ребенок достаточно силен и активен, то продолжительность кормления сокращается, поэтому насытившись, он не успевает удовлетворить сосательный рефлекс. Это создает благоприятные условия для формирования вредных привычек: сосания пальцев и различных предметов. Для профилактики их возникновения, ребенку после кормления необходимо давать соску-пустышку на 5-10 минут. После прорезывания первых временных зубов от пустышки следует отказаться, с целью предотвращения зубно-челюстных аномалий.

Первый визит к стоматологу желательно провести в первый год жизни малыша. Для того, чтобы ребенок никогда не боялся стоматолога важно правильно его настраивать еще до посещения врача. Никогда не пугайте ребенка зубным врачом и не показывайте своих переживаний и отрицательных эмоций, связанных с посещением стоматолога, дети очень легко чувствуют настрой родителей. Очень важно посещать стоматолога не реже 1-2 раз в год, ухаживать за полостью рта и правильно питаться.

 

Советы логопеда

Речевое развитие детей с Синдромом Вильямса.

 

В раннем возрасте у ребенка с Синдромом Вильямса коммуникация происходит через невербальные средства: мимику, жесты. В школьном возрасте жесты становятся приоритетной стороной речи.

Многие дети начинают использование отдельных слов до полутора лет. К полутора годам словарный запас может достигать 100 слов. Лепет у таких детишек появляется в 6-8 месяцев, первые слова начинают говорить в 2-3 года. У детей с Синдромом Вильямса нарушено моторное развитие, вследствие этого происходит задержка речи, так как лепет требует моторных навыков.

У таких детей очень богатый пассивный словарь. Это связано с очень хорошей слуховой памятью и, как правило, хорошо развита артикуляционная моторика — хорошая пластичность языка.

С какими же трудностями в обогащении словаря сталкиваются дети с Синдромом Вильямса? Во-первых, эти дети испытывают большие трудности в усвоении прошедшего времени глагола — страдает грамматический строй речи, также страдает выразительность и интонационная сторона речи.

Одной из особенностей нарушений речи у детей с Синдромом Вильямса является несоответствие между активным и пассивным языком. Дети, как уже говорилось ранее, имеют достаточно богатый  пассивный словарь, но способность говорить эти слова нарушена (это связано с нарушениями в зрительно — пространственной ориентации).

Речь 4-5 летних детей с Синдромом Вильямса соответствует речи детей 18-24 месяцев без отклонений. От 3-х лет происходит заметный рост словарного запаса — это связано с активизацией компенсационных нейронных механизмов.

Интеллектуальная сфера таких детей может быть нарушена легкой и средней степенью умственной отсталости, большинство детей имеет средний уровень интеллекта.

Дети с Синдромом Вильямса с помощью родителей и педагогов могут овладеть навыками чтения на достаточно высоком уровне. Сложность вызывает понимание прочитанного текста.

Еще одной особенностью таких детей является дублирование речи, повторение за взрослым.

Очень хорошо ребенок усваивает речевые навыки через игру.  Но здесь тоже есть одна особенность. Дети с синдромом Вильямса фиксируют внимание на лице человека. Например, если педагог, пытается сосредоточить его внимание на мяче, ребенок больше фиксирует внимание на педагога, чем на

мяч. Поэтому родители и педагоги должны следить за взглядом ребенка, и если дети ориентированы на объект, родители должны за них называть этот объект и одновременно перемещать его (важно, чтобы ребенок следил взглядом за перемещающимся объектом). Это дает возможность накопления словарного запаса (имен существительных).

В подростковом возрасте умственные способности ребенка выравниваются. Трудности вызывают пространственные объекты. Это связано с аномалиями в теменной доле головного мозга, которая отвечает за понимание чисел, номеров, сопоставления чисел, размеров (большой — маленький). Страдает визуальная обработка движений глаз, которая дает нам визуально-пространственную информацию. Из-за большого скопления серого вещества в слуховой области (белое вещество отвечает за передачу информации, скорость передачи, а серое за критическое мышление), дети хорошо воспринимают информацию на слух. Но по этой же причине страдает абстрактное мышление. Сложности в определении последовательности событий происходят так же из-за нарушения зрительно-пространственной ориентации.

Исходя из выше изложенного, можно сделать вывод о том, что у детей хорошо развита слуховая память и страдает зрительная.

Чаще всего генетические нарушения приводят к неврологическим нарушениям, поэтому необходима помощь соответствующего специалиста, а речь  в данном нарушении рассматривается как вторичный дефект.

 

Учитель-логопед МБДОУ пос.Новозавидово

Конаковского района, Тверской области

Клёцкина Оксана Владимировна